четверг, 3 марта 2011 г.

Польза суеверий

Я уже писал о том, что в лесу, когда ищешь сокровища, стоит полагаться не только на компас и прибор ночного видения, но и на случайные приметы, включая народные суеверия. В юности мы скептически относимся к методам народной медицины, в которой усматриваем невольно воспринятое нашими бабушками мошенничество.


Но с возрастом приходит понимание того, что во всяком обмане присутствует рациональное зерно, и даже известная поговорка о дураке, которого заставили молиться б-гу, несет в себе глубочайшую народную мудрость. Современная медицина доказала, что то, что мы понимаем под глупостью, имеет свое обоснование в химических процессах головного мозга, регулирование которых по-прежнему изучается. Не окажется ли уже завтра, что мозг наш вырабатывает гормон ума в результате именно ударов по голове? Это серьезный вопрос.

Но я хочу сказать о другом. Суеверия точно также огульно обвиняются в намеренной злостности, с которой они околдовывают человека. До такой идеи может дойти лишь тот, кто заперт в своих четырех стенах. Люди, которые регулярно ездят в экспедиции, знают, что это не так, и мой блог лучшее тому свидетельство.

В джунглях Южной Америки очень часто можно столкнуться с автохтонными, малоизученными племенами, предания которых относятся именно к той области знаний, которые наши современники приравнивают к суевериям. Аборигены рассказывали мне, что в лесу нередко можно встретить процессию, состоящую из танцоров и певцов, но к какому племени принадлежат эти странствующие музыканты, мои информаторы наотрез отказывались сообщать.

Каково же было мое удивление, когда, прибыв верхом на место проведения всех этих танцев и шествий, я столкнулся с хорошо знакомым всем индоевропейцам явлением Дикой Охоты. Отделившись от процессии, одна дама, в которой я без труда узнал кикимору, поманила меня в заросли колючего и, как я узнал позднее, ядовитого кустарника. Но оно того стоило, потому что только так я смог пробраться сквозь эти заросли и достичь заброшенной деревни.