воскресенье, 12 мая 2019 г.

Попона вместо дома

Я очень бережно отношусь к базе моих читателей, которые не всегда сидят по домам, скачивая полюбившиеся страницы на жесткий диск, а зачастую читают блог rysser, находясь в пути.

Мне пишут водолазы, пассажиры батискафов, альпинисты, читающие меня с планшета во время ночевки над неприветливой пропастью в гамаке, что прикреплен к холодной отвесной стене.

Что греха таить, я и сам в юности злоупотреблял паркуром и готов признать преступные ошибки, например, я читал прямо во время паркура, что, конечно же, требовало отличной координации движений и чувства равновесия.

Поэтому я, как никто другой, понимаю важность коммуникации с читателями, никогда не закрываю комментариев в блоге и публикую новые записи с периодичностью в неделю - по понедельникам в 8:00 утра.

Недавно я получил письмо с просьбой рассказать какую-нибудь историю, связанную с лошадиной попоной. Сразу же должен отметить, что эта тема поистине неисчерпаема и проблема состоит не в том, что написать, а в том, чтобы выбрать из огромного количества собранных путевых заметок. Я сталкивался с попонами и их владельцами по всему миру и они в один голос повторяли одно и то же: попона - это не одежда, но надеть попону - значит одеться.

Некоторые до сих пор считают ее признаком неглиже, граничащим с пересечением норм приличия и принятых в нашей культуре законов нравственности, но я с этим категорически не согласен. Такое мог бы выдумать человек, видящий вокруг себя только негатив. Но психологи учат, что негатив находится внутри, а не снаружи.

Точно так же и с попоной - есть два вида одежды, внешняя и внутренняя. Внешняя - это путь человека, забывшего свои корни, внутренняя - путь благородного представителя индигенной культуры из тех, о которых я столь часто в подробностях рассказывал в блоге путешественника rysser.

С попоной, говоря начистоту, я познакомился еще ребенком, ведь вырос я, как известно моим постоянным читателям, в деревенской глуши, где лошади возлежат рядышком с медведями гризли, как агнцы, и повторяют "мир, мир". Большую часть младенческого периода своей жизни я провел внутри попоны. Она стала моим домом.