вторник, 4 марта 2014 г.

Зло в советском Крыму

В начале 80-х годов прошлого тысячелетия мне довелось побывать в Евпатории - провинциальном крымском городке, который был в то время известной всесоюзной здравницей, курортным местечком, куда съезжались люди со всех уголков империи зла.


Сразу скажу, что зло тогда очень остро ощущалось, оно буквально витало в воздухе, даже на курорте происходили страшные вещи на почве ненависти, захлестнувшей всю территорию союза под влиянием известных континентальных сил. Дети, отдыхавшие на курорте, наносили друг другу оскорбления, проявляли беспочвенную и слепую агрессию, были случаи черепно-мозговых травм, а взрослые рабочие и крестьяне пребывали в перманентном алколгольном психозе, но мой рассказ о другом.

В Евпатории были удивительные трамваи, скрежет колес которых доминировал в звуковом амбиенте города. Утро начиналось с этого неизбывного, душераздирающего звука, напоминавшего безысходные завывания какого-то инопланетного чудовища или неведомой силы. Устройство самих трамваев было не менее чудовищным - это были шедевры стим-панка, неземные конструкции с дверьми по обеим сторонам, построенные не людьми для людей.

Трамвай в советской Евпатории

На одном из таких трамваев я доехал до геотермального источника, который мы с группой геологов намеревались подвергнуть самому тщательному исследованию. Сразу стоит объяснить, что мое пребывание в Крыму не имело ничего общего с отдыхом. Легкой прогулкой путешествие с громоздким оборудованиям тоже не назовешь. Каждый шаг давался с трудом.

У источника уже наблюдалось оживление. Местные лопотали по украински... Кстати говоря, для меня это в то время было культурным шоком - я и в страшном сне не мог увидеть, чтобы в необъятной империи зла говорили не по русски. В Крыму все было на украинском языке - газеты, радио, даже названия улиц. Центральные каналы советского телевидения и радио после недели пребывания в Крыму казались каким-то анахронизмом - весточкой из другой страны, да даже из другой, безвозвратно затерянной реальности.

Украинцы с трудом изъяснялись на русском и нам потребовалась помощь переводчика, которым, по иронии судьбы, оказался... эстонец, простой эстонский рабочий, выигравший путевку в санаторий. Он переводил для всех советских людей непонятные слова в санаторно-курортных книжках (аналог паспорта для въезжавшего в Крым - без этой книжки вы рисковали подвергнуться унизительной депортации, а потом по месту жительства административному наказанию). Знание языка он объяснял тем, что во время срочной службы в советской армии служил вместе с украинцем.

Итак, добродушный эстонец взялся быть посредником между нами и украинской полицией, которая поставила вооруженное оцепление вокруг источника. Примечательно, что они не выпускали из терм группу школьников, зашедшую туда. Добровольцам приходилось подкупать стражей порядка, чтобы осуществить передачу провианта и полотенец напуганным детям. После многочасовых переговоров, в процессе которых наши документы подверглись тщательной проверке, произошло согласование с Москвой и люди в масках наконец открыли доступ в здание геотермального оздоровительного комплекса.

Я предполагал, что нам предстоит столкнуться с чем-то совершенно неординарным. И оказался прав, хотя сопровождавшие нас украинские военные вели себя так, словно ежедневно имеют дело со сверхъестественным. Они коротко обменялись парой специфических жестов и заняли позиции по углам. Нам объяснили, что углы - это наиболее безопасные места, в которых незначительно повышается вероятность выживания в случае эскалации конфликта. Вокруг бассейна было полно беспорядочно сложенных костей, некоторые со следами зубов. Нашлось и несколько детских черепов. Вся кровь была тщательно удалена, но кое-где на стенах и потолке оставались ее значительные скопления. В бассейне плавала темнокожая женщина, каких часто можно встретить где-нибудь в Уганде.

Наблюдая за стрелкой приборов, я краем глаза следил за пловчихой и не мог не отметить ее выдающихся физических характеристик. Она была ярким примером того, во что превращается человек после одержания духами. Пока женщина не открывала рта, ее саблевидных зубов практически нельзя было заметить, но приборы показывали то, что было на самом деле. Перед нами была колыбельная демоница, которая проникла в бассейн через воду и сожрала больше половины детей.

К счастью, благодаря нашему вмешательству удалось предотвратить кровопролитие. Мандат, подтвержденный на самом высоком уровне, заставлял украинских силовиков считаться с советскими учеными. Им, конечно, было не до того, чтобы вникать в суть происходящего. Они просто не поняли бы, что любое применение оружия против демоницы имело бы самые печальные последствия - никто не успел бы заметить, что произошло. В такой ситуации мирное решение можно было осуществить только настойчивостью и апелляцией к авторитету советской власти.

Пока наша группа буквально закрывала своими телами бассейн от дул автоматического оружия украинских военных, подоспел черноморский флот и к берегу подошел ракетный крейсер, как того потребовала наша новая знакомая, пожелавшая присоединиться к Авианосной Ударной Группе США. Неизвестно, что происходило в ее сознании и каковы были далеко идущие планы, но прецедент, конечно, был немыслимым, учитывая реалии холодной войны. Силовики, среди которых теперь находились прибывшие сотрудники КГБ, быстро и профессионально очистили площадь перед зданием бассейна и мы вывели виновницу беспорядков в сопровождении оставшихся детей, которых она хотела взять с собой на американский авианосец. Ракетный крейсер, конечно, был потерян для СССР, но это именно та потеря, которую стоит принести в жертву во избежание большего зла.